Переполох на Полярном. Октябрь 2015

От: Перминов И.Г.

События разворачивались в темное время суток 1 октября 2015 года.

Очередной день клонился к вечеру, не предвещая ничего необычного. Дневным поездом из города прибыл бывший поселковый электромонтер, сделал свои дела, сложил в сумку изделия из серого чугуна и теперь сидел у нас, дожидаясь вечернего поезда обратно в город. А мы – труженики механической части многофункциональной базы «Перевал», – гусеничным тягачом развалили в груду кирпича пристройку щитовой бывшей электростанции поселка, дабы навесить ворота в образовавшийся в стене проём. Дневной план был выполнен, хоть и не так, как нам хотелось, и можно было отдыхать. Смеркалось. Я взялся отвезти электрика с увесистой сумкой на вокзал, а напарник остался заниматься бытовыми вопросами – протопить печь жилого отсека и приготовить ужин.

В ожидании поезда на вокзале мы зашли побеседовать к местному главному железнодорожнику, когда услышали звук приближающегося к нам гусеничного вездехода. «Наверное, Володя тоже решил прогреть свой ГАЗон на ночь» – подумал я. Однако на просунувшемся через порог лице напарника читалась тревога. Он задал неожиданный для нас вопрос, скрепив его крепким словом:

– …, что за крендель слез вчера с воркутинского поезда? Кто его видел? Куда он делся?!

Хозяйство стойбища воркутинских ненцев-частников в Подснежном. Олени пасутся у штольни. 13 сентября 2015 года

Хозяйство стойбища воркутинских ненцев-частников в Подснежном. Олени пасутся у штольни. 13 сентября 2015 года

Как оказалось, вскоре после нашего с искателем серого чугуна убытия на вокзал, с севера, по каменистой дороге, по темноте, под свет уличного фонаря прибыла процессия в составе летней упряжки и нарт с мелкими детишками и молодухой с младенцем в люльке. За нартами с криком: «Помогите! Спасите нас!», – пешком бежала хозяйка с детьми постарше. Таким образом, на базу прибыло всё население ненецкого чума с 10-го километра пайпудынской долины!

Когда я вернулся с вокзала на базу и поднялся к себе на второй этаж, то увидел, что наша жилая квартирка превратилась в ненецкий детский сад-ясли. Чайник кипел раз за разом, на тарелке росла гора выпитой заварки, батон исчезал без масла сразу по мере нарезания, в кружках со звоном размешивался сахар. Мы постарались быть гостеприимными.

Женщины рассказали, что вокруг стойбища в сумерках бродит человекообразное существо, то ли террорист, то ли шпион! При этом существо то изображает медведя, то ползает в камнях за ручьем, а к чуму близко не подходит.

Нам тоже стало тревожно. Мы знали, что хозяин чума Гаврила намедни поехал к рыбачившему за перевалом деду за уловом. В стойбище оставался совсем низкорослый паренек. Стали думать, что делать. Вызывать милицию по железнодорожной связи? Все документы остались в чуме, когда его жители спасались бегством. Решили ехать в стойбище и разобраться в ситуации на месте.

В одну машину вся ненецкая семья не помещалась, поэтому выдвинулись двумя единицами – ГАЗоном и ГТ-Т. Это должно было добавить нам представительности при встрече с террористом-шпионом. Упряжку решено было оставить под фонарем на нашей базе до утра.

Полярный. База «Перевал». 13.08.2015

Полярный. База «Перевал». 13.08.2015

В это время события в пайпудынской долине развивались следующим образом.

Когда население спешно покинуло стойбище, изрядно набравшееся спиртного человекообразное существо забралось в чум и уснуло! Тем временем вернулся с рыбалки Гаврила. Увидев, что упряжки и нарт нет, он вместе с пацаном заглянул внутрь своего жилища. Из темноты доносился богатырский храп. Распределив заранее, кто за какую руку хватает прокравшегося злоумышленника, хозяева вошли внутрь. В кромешной тьме супостат был стреножен. А когда развели огонь, в террористе Гаврила узнал своего знакомого из Воркуты, у которого ненцы даже останавливались, будучи проездом в городе. Теперь он решил наведаться в гости, когда его в чуме не ждали, а по дороге изрядно отхлебнул из рюкзачка. Упомянутый моим напарником крендель, сошедший с поезда сутки назад, действительно спрашивал, где тут чум на десятом километре и какой дорогой туда идти.

Когда наша колонна в свете фар и прожекторов вывернула на девятом километре, со склона горы, с Березового ручья нас уже приветствовали мигающими фонариками. Очевидно, гость продолжил возлияние, но теперь уже в компании ненецких друзей и в отсутствии хозяйки чума. Нам оставалось подняться от площадки десятого километра к стойбищу по едва приметной колее в лесу и нарушить праздник высадкой бабско-детского десанта. А подпивший хозяин был отправлен с нами в Полярный за оставленной упряжкой.

См. также